Меню сайта
Архив материалов
    
Полезные ссылки
Геноцид армян
Ходжалы: Хроника невиданного подлога и фальсификаций
Сумгаит.ИНФО - Этнические чистки на Южном Кавказе
MARAGHA

Наряду с уголовной ответственностью физических лиц и политической ответственностью государства в виде лишения права управлять народом, ставшим объектом его политики геноцида, международное право связывает с совершением этого преступления и наступление материальной ответственности в виде возвращения имущества и восстановления других прав собственности (реституция), возмещения ущерба и убытков (репарация эквивалентом с начислением процента), а также в виде возмещения морального ущерба в его экономической оценке, которые были причинены как физическим лицам, так и всей национальной группе.

Установление материальной ответственности вызвано не только соображениями справедливости, необходимостью восстановления нарушенных имущественных и иных прав собственности. Юридический смысл материальной ответственности за геноцид заключается в том, что насильственным лишением средств к существованию орудий труда, движимого и недвижимого имущества, включая землю, жилище и пр., создаются условия для разрушения национальной группы, что является частью состава преступления геноцида и потому должно порождать соответствующую санкцию. Все, кто причастны к этим действиям частные лица, государствообразующий народ и само государство должны подпасть и под экономическую санкцию. Должны быть наказаны и иностранные государства, банки и частные лица, благосостояние которых построено на ограблении народа, ставшего жертвой геноцида.

Примером того как должны решаться эти вопросы могут служить меры, предпринимаемые в настоящее время еврейскими организациями, при самой активной и непосредственной помощи Государственного департамента США в отношении хранящихся в швейцарских банках невостребованных денег евреев жертв геноцида, а также меры, направленные на возвращение им другой собственности, включая принадлежавшие им картины, ныне находящиеся в различных музеях мира.

Хотя вопрос о возмещении материального ущерба, нанесенного армянам в результате геноцида, возник много раньше, он по ряду причин не решен. Далеко не все представляют даже масштабы проблемы.

Целенаправленным лишением армянского населения средств к существованию занималось само государство. На первой стадии геноцида армян, делая ставку на организацию массового исхода, оно привлекало к повсеместному ограблению армянского населения турок и курдов, обеспечивая их безнаказанность. И после того, как правительство перешло к повсеместному поголовному уничтожению армян турецкое население и должностные лица от заптиев до губернаторов продолжали заниматься разграблением их имущества. Так например, по данным английской разведки "в Мардине и Диарбекире было награблено ювелирных изделий, ковров и антиквариата на сумму в б миллионов турецких фунтов и золота на 1,5 миллиона турецких фунтов”. Один из организаторов геноцида армян губернатор Диарбекира прибыл в Алеппо "поездом, направляющимся в Константинополь с 48 ящиками ювелирных изделий и двумя сундуками, полными драгоценных камней”.

В виду возросших масштабов ограбления своих подданных армян, правительство приняло специальные меры для упорядочения с тем, чтобы, с одной стороны, создать видимость законности, а с другой обеспечить себе достойную долю добычи. 16 мая 1915г. был издан закон, содержавший указание о порядке обращения с "движимым и недвижимым имуществом, оставленным депортированными армянами в результате войны и чрезвычайных политических условий”. Все армянское имущество объявлялось "покинутым” и на него налагался арест. Предусматривалось создание Специальных комитетов, на которые возлагался учет "покинутой” собственности и ее надежное сохранение на имя собственников. Скот и другое, не подлежавшее сохранению имущество, подлежало продаже, а вырученные средства сохранению на счетах собственников. Предусматривалось также, что дома и земли армян подлежали передаче с соответствующей регистрацией турецким беженцам, переселившимся во время Балканской войны. Передавались строения, дома, оливковые плантации, виноградники и пр., а оставшееся после раздачи турецким беженцам имущество подлежало продаже с торгов, с зачисление вырученных средств на счета собственников. Другим законом от 13 сентября 1915 г. устанавливался порядок регистрации и рассмотрения исков в отношении "покинутого” имущества армян.

Посол США в Турции г. Моргентау в своих мемуарах сообщает о "самом удивительном на белом свете событии” попытке турецкого правительства завладеть даже страховыми суммами армян в американских страховых компаниях "New York Life Insurance Company” и "Equitable Life of New York”, которые "многие годы вели значительные дела с армянами”. Великий визирь просил посла об "одолжении” помочь получить полный список армян клиентов этих компаний "так как почти все они теперь умерли, не оставив наследников, и потому их деньги переходят к правительству, которое должно ими воспользоваться”.

Имеются данные о том, что часть реквизированных армянских денег была депонирована турецким правительством в банках своих союзников Германии и Австрии, а после их поражения в войне перешла в распоряжение держав Антанты. Так, Асквит и Болдуин, в разное время занимавшие пост премьер-министра Великобритании, в меморандуме, направленном премьеру Макдональду, отмечали, что "переведенные турецким правительством в Берлин в 1916 году и захваченные Союзными державами после заключения перемирия 5 миллионов фунтов стерлингов (в турецком золоте) были в большей части (возможно полностью) армянскими деньгами”. В меморандуме отмечается также, что после насильственной депортации армян их банковские счета и вклады "были переведены по приказу правительства в Государственную казну в Константинополе” и "благодаря этому турки смогли послать 5 миллионов фунтов в Reichsbank в Берлин.”

Во многих армянских семьях хранятся выданные Контрольной комиссией Союзных держав "удостоверения” прав владельцев или их правопреемников на получение указанных в них сумм в качестве компенсации "убытков, понесенных населением гор. Баку от хищений турецких войск”.


В 1919 году по инициативе армянской национальной делегации из иностранных специалистов была создана специальная комиссия по оценке материального ущерба, нанесенного армянам в Османской империи в результате геноцида. Комиссия единогласно пришла к выводу, что захваченные турками у армян ценности составляют 3 миллиарда 750 миллионов долларов. Эту цифру признала также комиссия американского Конгресса под председательством Джеймса Джерарда.

Принцип нерушимости права собственности подтверждался на международном уровне. Даже в навязанном Турцией Батумском договоре 4 июня 1918 г., признавалось, что никто не может быть лишен собственности кроме как в государственных интересах и на основе компенсации. Наиболее полно вопрос о материальной ответственности за геноцид и уважении прав собственности жертв преступления регламентировался в Севрском мирном договоре. Турецкие законы 1915 года о "покинутом” имуществе армян были объявлены недействительными, а права собственности на все недвижимое и движимое имущество восстанавливалось. Соответственно все акты продажи или передачи прав на имущество армян, совершенные после 1 января 1914 г., подлежали аннулированию. Ущерб, который могли понести лица, приобретшие это имущество, подлежал возмещению турецким правительством, а их права не могли служить основанием для задержки реституции имущества армян. В случае смерти или исчезновения собственников при отсутствии наследников имущество подлежало передаче общине, все иски подлежали рассмотрению арбитражными комиссиями, назначенными Советом Лиги Наций.

Положения Севрского договора о материальной ответственности Турции и турецких граждан, завладевших имуществом армян, дополняли, но никак не подменяли его положения, относящиеся к политической ответственности турецкого государства

Сам Лозаннский договор не содержал положений об ответственности Турции за геноцид армян, ограничиваясь положением о защите прав меньшинств с турецким гражданством. Уже перед самым его заключением в Турции 15 апреля 1923 г. был принят Закон о покинутом имуществе, которым имущество армян конфисковалось независимо от того, когда, по каким мотивам и при каких обстоятельствах они покинули страну. В сентябре же сразу после его ратификации в Турции был принят закон, которым армяне, "эмигрировавшие” из Киликии и восточных вилайетов лишались права на возвращение, а 23 мая 1927г. был промульгирован еще один закон, которым из турецкого гражданства могли быть исключены лица, которые, оставаясь за рубежом, не участвовали в ее "национальной борьбе”. Отношение турецкого правительства к правам беженцев армян было резюмировано в его ответе Лиге Наций в откровенно циничной форме: "турецкое правительство считает, что судьба армянских беженцев и вопрос о "покинутом имуществе” не может рассматриваться в рамках принятых им обязательств поскольку армянские беглецы не могут приравниваться к меньшинствам, живущим на ее территории и на этом основании пользующимся преимуществами положений Договора.

В сложившихся политических условиях западные державы перевели вопрос об материальной ответственности за геноцид армян в совершенно иную плоскость. Упомянутые уже Асквит и Болдуин, в своем меморандуме, направленном в сентябре 1924 г. премьеру Макдональду, поставили вопрос о выплате армянскому народу гранта для того, чтобы "окончательно снять армянский вопрос”. По словам инициаторов предложения, оно "не имело никакого политического значения”, а его целью была "окончательная ликвидация ответственности Союзных Держав в отношении армян”.

В такой постановке вопрос о материальной ответственности Союзных держав был воспринят самими армянами как попытка подмены политической ответственности турецкого государства, как откупные за лишение народа его национальной территории, как оскорбление памяти замученных.

Однозначная международно-правовая оценка действий турецкого правительства со держится в консультативном заключении, вынесенном в 1929 г. выдающимися юристами международниками Ж. Жиделем, А. Лапраделлем, Л. Лефюром и А. Мандельштамом по просьбе Центрального комитета беженцев армян. Они пришли к выводу, что действия турецкого правительства представляют неприкрытую конфискацию в чистом виде, нарушающую принятые обязательства и гуманитарные обязанности, что турецкое правительство не имеет права на конфискацию и, что в случае возникновения спора по этим вопросам между Турцией и любым другим государством, участником Лозаннского договора или Совета Лиги Наций, вопрос может рассматриваться как международный спор и быть передан в Постоянную палату международного правосудия.

Вернуть вопрос в правильную плоскость, добиться его решения на основе международного права армянский народ, раздавленный геноцидом, рассеянный по всему миру, лишенный международной правосубъектности, уже не мог. Возможность поставить вопрос о материальной ответственности за преступление геноцида в рамках международного права на государственном уровне появилась только через семьдесят лет, после восстановления международной правосубъектности Армении. Очевидно, что вопрос этот может и должен быть решен в рамках общей нормализации армяно-турецких отношений.

Источник: armenianhouse.org

Раздел: Труды и произведения | Просмотров: 1191

  Рассказать друзьям:
Поиск
При любом виде копирования материалов с сайта,
ссылка на 24april1915.info обязательна!


24 Апреля 1915 © 2011 - 2017 | Хостинг от uCoz